?

Log in

No account? Create an account


Опубликован в открытом доступе четвертый номер альманаха «Женщины в политике: новые подходы к политическому». Авторы текстов, размещенных в этом номере, продолжают ранее начатую тему приватного/публичного и поднимают вопросы о (не)видимом вмешательстве публичного в пространство приватного.

Альманах можно читать и скачивать на официальном сайте проекта: http://www.fempol.com/…/приватное-невидимое-публичное-выпус…

а также:
http://issuu.com/fempol/docs/wip04_final_web

https://oxford.academia.edu/EvgeniaIvanova/Edited-Volumes

https://ehu-lt.academia.edu/AlexanderPershai/Edited-Volumes
Важный текст о проблемах понимания гендерного равенства в Беларуси: как, на первый взгляд, прогрессивная идея поддерживает патриархатный порядок.

Belarus is slowly opening up to the idea of gender equality. But the conservative meaning attached to the concept is holding it back.
cover_3_2013_web

Третий выпуск альманаха «Женщины в политике: новые подходы к политическому» теперь можно читать в сети. Категории «приватного» и «публичного» настолько связаны с организацией и пониманием современной политики, права, морали и всего того, что можно назвать социально-политической жизнью общества. Авторы выпуска альманаха «Публичное: политизация приватного» осмысливают как приватное «производиться» — регулируется, контролируется и определяется — публичным пространством. То, что видится как частный выбор (будь то сексуальное поведение, выбор профессии, вовлеченность в воспитание детей, манера одеваться и говорить и даже психическое состояние), при ближайшем рассмотрении оказывается крепко связанным с государственной политикой, правом, публичным дискурсом, структурой социального неравенства, социальными ожиданиями и распределением власти между социальными группами.

Альманах можно читать и скачивать по ссылкам:
http://issuu.com/fempol/docs/wip_3_2013_web/1
http://gender-ehu.org/?179_2
https://www.academia.edu/8152633/Women_in_Politics._Vol._3._Public_Is_The_Politicized_Private_Женщины_в_политике_новые_подходы_к_политическому._Вып._3._Публичное_политизация_приватного
https://www.academia.edu/8153069/Women_in_Politics._3._Public_Is_The_Politicized_Private_Женщины_в_политике_новые_подходы_к_политическому._Феминистский_образовательный_альманах._Вып._3._Публичное_приватизация_приватного
Опубликовано: 30 июля 2014, Фонд ООН в области народонаселения (ЮНФПА) в Беларуси

Белорусская поэтесса Ольга Гапеева однажды провела эксперимент. Она попросила студентов перевести с английского довольно простую фразу: «I came to that place». И 99% девушек ответили: «Я пришел в то место» – пришел, а не пришла. Мы решили выяснить, что формирует стереотипную «мужскую» модель мышления и речи и как можно изменить ситуацию.

На Западе вопросы феминизации языка обсуждаются с конца 60-х, тогда как на постсоветском пространстве эта тема стала подниматься относительно недавно. Эксперт по гендерной лингвистике, доктор наук Александр Першай считает, что изменения языка существенны для общества и победить сексизм (дискриминацию по признаку пола) может каждый из нас.

Read more...Collapse )- Информация о том, что на Западе феминистки требуют лингвистических изменений – например, заменить слово «history» на «herstory» (буквальный перевод «ее история» вместо слова «история», в составе которого в английском языке можно выделить слово «his» – «его») достаточно враждебно комментируются в белорусской прессе и соответственно воспринимаются аудиторией. На популярном ресурсе «Onliner» эта тема собрала много негативных комментариев. Как вы считаете, своевременно ли ставить подобные вопросы относительно русского и белорусского языка в нашем обществе?

- Здесь проблема не в изменениях вроде history → herstory, которые критикуют и на Западе, поскольку часто новая «женская» терминология не всегда приводит к социальным реформам. Дело в том, что в постсоветских странах наблюдается негативное отношение ко всему, что связано с феминизмом. Стигматизация феминизма очень сильна и активно поддерживается СМИ. «Феминизм» обычно сводится к одному из его радикальных направлений, а внимание заостряется на мужененавистничестве и призывах к коренным политическим и социальным переменам. Между тем образовательные изменения, направленные на устранение «стеклянного потолка», борьбу с домашним насилием и домогательствами на работе, «выравнивание» зарплат и пенсий, и др. ускользают от внимания большинства журналистов и журналисток. В этом контексте обсуждение сексизма и связанных с ним языковых реформ автоматически попадает под негативное восприятие феминизма как такового, без глубокого понимания сути языковых нововведений.


5 советов, как сделать речь гендерно корректной.

1. Ознакомиться с основными понятиями о гендерном равенстве и принципами корректной коммуникации – http://un.by/pdf/manual.pdf.

2. Затрагивая общественно важные проблемы, предоставлять возможность высказаться как женщинам, так и мужчинам.

3. Использовать прямую речь и цитировать тех, кто вовлечен в тему.

4. Не использовать формы «обобщенного» мужского рода, а включать местоимения и названия для мужчин и женщин (например, «он/она», «читателей/-ниц», «слушателей и слушательниц» и т.д.).

5. В отношении названий профессий использовать суффиксы для преобразования существительных по признаку пола, но только если слово не имеет четкой негативной окраски в общественном сознании (неверно говорить «директорша», «профессорша»).

* См., например: "Семантика пола: репрезентация гендерных отношений во фразеологии"

** См. подробнее: "Феминистская языковая реформа как ресурс беларуского национализма"

мысли вслух

Снова столкнулся с тем, что не все постсоветские гуманитарии отслеживают свое исследовательское "поле", т.е. не считают обязательным найти и ознакомится с некоторыми, а лучше с большинством работ по своему исследовательскому вопросу. Соглашаться с "полем" или нет - другой вопрос, но показать место своей концептуальной позиции по отношению к имеющимся работам будет маркером качества аргумента какой-то работы.

Натолнул меня эти мысли вот этот комментарий: http://lucynka-org.livejournal.com/130362.html
В ноябре 2012 г. на конгрессе славистов я слышал выступление другого беларусского исследователя на похожее "ненациональное употребление" национализма членами одной "этнически-беларусской" семьи.

В начале 2008 г. я опубликовал англоязычною статью "Localness and mobility in Belarusian nationalism", в которой я рассмотрел "неконвенциональное" чувство национальное принадлежности (тутэйшасць) беларусов качестве тактики культурного сопротивления. Русскоязычный вариант этого текста вышел в конце 2012 г. Мне интересно, насколько предложенная мной трактовка полезна для обсуждения этой темы среди беларусский исследователей. Многое из того, что говорится звучит совсем по-другому с учетом того концептуального и теоретического аппарата, который я привлекаю.

В принципе, большой крамолы в таких дисциплинарно или дискурсивно не "контекстуализированых" статьях и комментариях нет. Но они сигнализируют минимум 2 момента: 1) степень подготовленности и вовлеченности авторов в ту тему, с которой они работают; и 2) возможно, что для Беларуси исследования национализма имеют иную цель. Если для западных ученых (в основном) исследования направлены на развитие (advancement) какого-то вопроса, т.е. нужно сказать что-то новое или показать, почему не всегда работает что-то уже сказанное, то для беларусских исследователей "писать о национализме" скорее будет нечто-то вроде откровения. Т.к. теория национализма или исследования в этой области для них по большому счету не имеют фундаментального значения, а важно найти способ передать не столько свое понимание вопроса, сколько комфорт/дискомфорт с тем, что происходит вокруг - во всех смыслах: политическом, культурном, социальном или дисциплинарном.
частный случай “феминизации беларуского языка” (Александр Першай) // Ab Imperio. 2013, №1. С. 303-327.

Статья рассматривает проблемы влияния националистического проекта независимой Беларуси на качество «новой» гуманитарной мысли. Анализируя в качестве case study книгу Владислава Горбацкого «О феминизации беларусского языка», статья показывает, каким образом языковая феминизация, а именно введение в обиход беларусского языка женских номинаций профессий, оканчивающихся на –ка или –(i)ца (например: кандыдатка, донарка, дэсантнiца), нацелена не на введение «включающего» языка и увеличение дискурсивной видимости женщин, а на мобилизацию национального проекта постсоветской Беларуси. То есть феминизация языка – это всего лишь повод говорить о борьбе за возрождение дореформенного варианта беларусского языка, что в контексте беларусского интеллектуального дискурса тесно связано с проблемой национального сознания сегодняшней Беларуси. Рассматриваемая книга заставляет критически анализировать более широкий академический и культурный контекст, поскольку проблема не в конкретном исследовании, а в тенденции, которую оно репрезентирует.

С текстом можно ознакомитmся здесь или на сайте Ab Imperio.
ЖвП Вып2 обложка

Вышел новый выпуск альманаха «Женщины в политике: новые подходы к политическому». Он анализирует, что означает смысловая связка "личное/политическое" для женского движения и феминистской критики в разное время, что она означает для постсоветских исследовательниц и активисток сегодня, в каких сферах современного постсоветского общества она актуализируется. Рассматривается, где и как проходят границы личного и политического, как в эти различия вплетены пол, класс, возраст и место проживания (город/село), а также, какие политические и общественные институты эти отношения регулируют. В ходе работы над этой темой выяснилось, что разговор в основном складывается по трем направлениям – трем «нервным узлам» сегодняшнего постсоветского общества: 1) женское политическое участие; 2) свобода и репродуктивный выбор; 3) сексуальность. Материалы выпуска, по большому счету, задают вопрос о том, кого можно считать «полноценным» членом общества. То есть важно понимать, чьи интересы «учитываются» в политике, к чьему мнению прислушиваются политические и государственные деятели и где проводятся границы между личным и политическим.

С материалами номера пожно ознакомиться по адресам: http://www.academia.edu/3354493/_._._._2._ и http://www.academia.edu/3354561/_._._._2._
о локальности, социальной мобильности и беларусской национальной идентичности"

Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры. 2012. № 2. С. 251-268. http://www1.ku-eichstaett.de/ZIMOS/forum/docs/forumruss18/12Pershai.pdf

"Маргинализированные группы полагаются именно на тактику – они прекрасно знают не только свое место внутри системы, то есть те препятствия, с которыми они повседневно сталкиваются, но и способы, как эти препятствия преодолеть, вырабатывая альтернативные пути сопротивления. В этом контексте тутэйшасць является примером тактики культурного сопротивления, которая успешно использовала существовавшую систему. Тутэйшасць «игнорировала» политику национальной идентификации, охватившую Европу в период модернизации, а также использовала этот «не-национальный» национальный статус для обеспечения определенной степени социальной мобильности и смягчения повседневного давления правящих режимов."

Означивание национальной идентичности – процесс сложный и неоднозначный. Он может включать институализацию определенной версии национальной истории, культуры, языка, территории, а также чувства национальной принадлежности своих граждан. В некоторых случаях процесс означивания своего национального «я» более сложен и требует выработки специальной терминологии. Беларусь является одним из таких сложных случаев. Беларусский национальный характер часто определяется понятием тутэйшасцi, «локальности» в грубом переводе, с помощью которого поколения беларусов c конца XVIII до начала ХХ вв. идентифицировали себя по отношению к другим народам и странам. Эта статья рассматривает тутэйшасць в качестве тактики культурного сопротивления, позволяющей населению Беларуси обрести определенную степень социальной мобильности.


PS: Снова убеждаюсь в том, что "перевод" научных статей удается в редких случаях, поскольку требуется не только передать содержание текста на другом языке, но и задействовать другую систему культурных референций и академического письма. Первоначально эта статья писалась на английском языке, где я пытался объяснить смысловые моменты, незнакомые западному читателю. При переводе было понятно, что есть вещи, которые не нужно объяснять русскоговорящей аудитории. Равно как есть и смысловые связки, которые никак не резонируют в контексте восточноевропейской гуманитаристики. Даже если давать англоязычный термин с скобках, то, все равно, сложно объяснить суть его употребления без устоявшейся эпистемологической рамки. Те есть надо писать 2 разные книги для 2 очень разных аудиторий.

твит-твит

Отличная рецензия Евгения Морозова. Действительно, пора трезво посмотреть на эйфорию с революцией и социальными сетями - "Why Social Movements Should Ignore Social Media" (http://www.newrepublic.com/article/112189/social-media-doesnt-always-help-social-movements).

Морозов, кстати, один из первых, кто сказал, что соцсети могут использованы для контролирования населения.
Философ и теоретик искусства Кети Чухров специализируется в гендерной теории. T&P поговорили с ней о том, как сексуальность из патологии превратилась в синоним свободы, какое отношение гендер имеет к борьбе с властью и как победить меланхолию.

http://theoryandpractice.ru/posts/6160-filosof-keti-chukhrov-gender-pokazyvaet-shatkost-sushchestvovaniya